суббота, 26 августа 2017 г.

Почему я женюсь на «разведенке с прицепом», а не на свободной девушке


Почему я женюсь на «разведенке с прицепом», а не на свободной девушке

Русскоязычные социальные сети уже несколько дней трясет после выхода статьи «Почему нельзя жениться на разведенке с прицепом» (то есть — на разведенной женщине с ребенком). Наш автор Василий Дубинин не выдержал накала сетевых страстей и рассказал нам, почему он, скорее всего, выберет в жены именно такую женщину. Мы, признаться, опасались, что это будет колонка о том, как удобно жить с женщиной, благодарной за то, что ее «взяли с ребенком», но оказалось, что дело совсем не в этом…


Наверняка все уже читали опус под названием «Почему нельзя жениться на разведенке с прицепом», поэтому пересказывать его я не буду. В целом все ясно из названия: «разведенка с прицепом» — это женщина с ребенком от первого брака или от предыдущих отношений. Женщина, на которой ни в коем случае нельзя жениться — мужское хрупкое «Я» такого не выдержит.

А я расскажу, почему я — молодой, симпатичный, в меру талантливый и неплохо зарабатывающий мужчина в самом расцвете сил, — скорее всего выберу в жены именно ее. «Разведенку с прицепом».

Она уже строила отношения

Большинство матерей, которые растят ребенка самостоятельно, когда-то были замужем или состояли в серьезных отношениях. Рожать «для себя» от донора спермы, случайного партнера или старинного друга решаются все же немногие. И это значит, что женщина с ребенком в принципе готова к серьезным отношениям. Она их хотела — и наверняка захочет снова, как только придет в себя после расставания. Она знает, что это такое — жить вместе, притираться друг к другу, идти на компромиссы и принимать недостатки партнера. Она готова к этим трудностям. Она знает, как это классно — жить вместе: заводить щенка бигля от титулованных родителей и находить на помойке плешивого котика, а потом одинаково любить обоих; знакомить друзей и надеяться, что они станут общими, семейными друзьями; придирчиво выбирать обои на кухню, спорить по поводу оттенка, а потом сдирать эту красоту, потому что она намертво провоняла подгоревшими пельменями.

Вот это простое мещанское счастье ей знакомо и ею уже однажды выбрано. Она к нему готова и, скорее всего, она его хочет. И попробуйте доказать мне, что это трудно — заводить отношения с женщиной, которая точно знает, чего хочет.


Она не хочет ребенка прямо сейчас

Просто потому, что он у нее уже есть. Она прошла всю игру и завершила самый сложный уровень: родила живого человека и он до сих пор жив. Сейчас модно говорить про некий загадочный «закрытый гештальт», но, по-моему, это просто бесценный жизненный опыт: она теперь знает, что это такое — быть матерью. Беременность и рождение ребенка — пройденный этап. И даже если она хочет еще детей, она не станет требовать их сию секунду. А это значит, что я могу спокойно подготовится к грядущему отцовству. Обдумать этот факт. Дозреть. И не чувствовать себя виноватым, поскольку не даю своей женщине того, чего она хочет — познать счастье (или несчастье, тут как повезет) материнства. Она уже все познала без меня.

Я могу узнать, кто такие дети

Зато мне предлагается познать счастье отцовства прямо сейчас, бесплатно без смс. В смысле — с готовеньким ребенком, за которого даже не нужно нести ответственность: безусловно ты, как взрослый, отвечаешь за ребенка, если согласился с ним жить, это факт. Но, с другой стороны, ты ему не отец. Это вовсе не значит, что к ребенку можно плохо относиться, игнорировать его потребности или самоустранятся от воспитания, заявив своей женщине что-то в духе «Твой ребенок — ты и мучайся». Это значит, что рядом с ребенком уже есть ответственный взрослый, который знает этого ребенка, как облупленного. И, если я принесу домой желтого медведя в красной майке, а ребенок вдруг устроит истерику, мне скажут «Васенька, ты купил отличного медведя, просто Петенька с полутора лет ненавидит мультик про Винни-Пуха и орет всякий раз, когда его видит». Может быть, про своего ребенка я бы знал это сам — но вряд ли: я слишком много работаю. А тут я, собственно, и не должен знать — пока мне не скажут.

И в этом вся прелесть: мне расскажут, покажут и объяснят. С собственным первенцем я бы,ясное дело, и сам все это понял рано или поздно. Но есть нюанс…


Я могу узнать, какой я отец

Признаюсь честно — я опасаюсь отцовства. Потому что отцовства в духе «Ребенок сыт,здоров, спит зубами к стенке — и ладно» я не понимаю, а к полноценному, вовлеченному отцовству все же не готов. Я боюсь младенцев и мне совершенно не стыдно в этом признаться: я из поколения мальчиков, которым еще не разрешали катать коляски, играть в куклы и нянчить младших братьев и сестер — это делали только девочки. Я, безусловно,соображу, как надеть на новорожденного подгузник, но не факт, что не вывихну ему при этом тазобедренный сустав. Но я хочу быть отцом, и верю, что у меня получится. И женщина с ребенком позволит мне попробовать себя в этой ипостаси. Нет, не потестить бета-версию перед рождением собственного «настоящего» ребенка, а попробовать стать отцом уже взрослому, разумному человеку, с которым можно договорится. Вряд ли это будет просто,но, по крайней мере, мне не придется угадывать, чего хочет эта орущая креветка. Потому что мой потенциальный приемный сын (или дочь) скорее всего, уже умеет говорить. А если еще и нет — у меня будет отличная переводчица.

Для ее родни я буду светом в окошке

Обращать внимание на этот факт, пожалуй, как-то даже неприлично, но игнорировать его тоже нельзя: впридачу к этим отношениям я, скорее всего, получу толпу родственников,по уши в меня влюбленных только потому, что я «взял ее с ребенком». Безусловно, для нашего поколения сама идея того, что женщину можно «взять» звучит дико, но наши мамы и папы, а тем более бабушки и дедушки не так легко расстаются со стереотипами. А это значит, что в их глазах я — великолепный герой. То есть, мозг мне все равно будут парить,но не так активно, как свежеиспеченному зятьку, выбравшему в жены «ягоду, которая не для тебя, остолопа, цвела».

Я смогу учиться на ошибках ее бывшего


Я когда-нибудь напишу о том, что нет идеи бредовее, чем жениться на девственнице, а пока объясню, в чем несомненный плюс отношений с женщиной в разводе: она, скорее всего,ненавидит своего бывшего. В крайнем случае — всерьез на него обижена. И даже если они расстались друзьями, у нее к нему накопилась масса претензий (иначе бы они не расстались, что логично). И она непременно даст мне понять, что именно было не так в ее прошлых отношениях. Прямо по пунктам: носки в борще, козявки на раковине,сексуальная тактика «отбойный молоток» — все то, что он делал не так, я делать не буду. Учиться на чужих ошибках вообще легче и приятнее, чем на собственных. И безопаснее для психики всех причастных.

Это сильная женщина: я для нее не спасательный круг, а партнер

Мой самый любимый миф об одиноких женщинах с детьми — это душещипательная история о меркантильной хищнице, которая только и ждет лоха, которому можно усесться на шею вместе с потомством, а несчастный мужик будет их всех содержать. Я всегда очень смеюсь в этот момент. Стоит на горизонте замаячить «разведенке с прицепом», как всякий неудачник на кредитном логане, с ипотечной однушкой в Люберцах (за которую частично платят его родители) и зарплатой в 35 тысяч рублей немедленно воображает себя Романом Абрамовичем. Корыстная баба позарилась на его миллионы! Он не позволит себя обобрать! Он ей не спасательный круг, пусть сама-сама! Мне очень нравится это слепое пятно: мужчина будто не видит, что женщина, вообще-то, прекрасно справлялась с жизнью до него,и будет так же справляться без него: ей отступать некуда, у нее ребенок. И, раз и она,и ребенок в порядке, значит, у нее получается все: и воспитывать ребенка самой,и зарабатывать на жизнь, и эту самую жизнь как-то обустроить. И мужчина для такой женщины — не спасательный круг, а равноправный партнер. Если это нормальный мужчина. Героический же «спасюк» для нее скорее обуза, чем подмога: он, видите ли, милостиво«взял» ее с ребенком, так что будь теперь добра — обслуживай: корми, убирай, ублажай морально и сексуально. И вот ей это нужно вообще? Нет, ей нужны нормальные равноправные отношения. И это — прекрасно.

Эта женщина — открытая книга

Мне все про нее ясно с самого начала. Я понимаю, получатся у нас серьезные отношения,или нет. Я вижу все ее достоинства и сразу понимаю, готов ли мириться с недостатками,которые тоже вижу сразу. Я вообще вижу ее всю, как на ладони. Потому что у нее есть ребенок. И то, как она с ним обращается, выдает всю ее суть. Сразу. Мне остается только смотреть и делать выводы.


Она не идеализирует брак

В начале отношений мы все идеализируем партнера, и это совершенно нормально. Это вообще чисто гормональная история. Проблема в том, что на нее обычно накладываются представления об идеальном браке, как правило, не имеющие ничего общего с реальностью. Статистика разводов даже не говорит, а прямо кричит нам о том, что с нашими представлениями о браке явно что-то не так. Я в эти игры играть не хочу, честно. Мне не нужен идеальный брак, я хочу нормальный. И, честно, проще этот самый нормальный брак создать с той, у кого нет фантазий об идеальной ячейке общества. Нет его, идеала. И прекрасно, когда это не нужно объяснять.

Она — лакмусовая бумажка

И, наконец, последний пункт, который мне самому сначала показался циничным,но я подумал и понял, что зря. Никакого цинизма в этом нет: любое событие в моей жизни отразится на моих отношениях с окружающими. Я заведу кота — и ко мне перестанет заходить Димон, у которого страшная аллергия на кошек; я брошу пить — и потеряю приятельские отношения с Михой, который просто не умеет общаться без допинга; я займусь боксом, и покину велотусовку, потому что мое новое увлечение, там, скорее всего, не оценят. То же самое произойдет, если я женюсь на женщине с ребенком. Я пойму, чего на самом деле стоят люди в моем ближнем кругу. От меня сами собой отвалятся персонажи,позволяющие себе называть женщин «разведенками», а детей — «прицепами». И это будет просто прекрасно, вот что.



EmoticonEmoticon